Понедельник
24.06.2019
19:01
Приветствую Вас Гость
RSS
 
СВИДЕТЕЛЬ ВЕРНЫЙ И ИСТИННЫЙ
Главная Регистрация Вход
ЛЕТОПИСЬ - Страница 2 - {Христианский форум "Верный свидетель" »
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: светлячок  
{Христианский форум "Верный свидетель" » Дух Пророчества » Проповеди В. Шелкова и труды Е.Вайт » ЛЕТОПИСЬ (Вера Шелкова.)
ЛЕТОПИСЬ
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 09:21 | Сообщение # 16
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Повидав их несколько дней, и то, не в своей квартире, а в чужой, мы избрали для жительства гор.Джамбул, взяв с собой одного сынишку девятилетнего.
Приехав к нашему дорогому, ныне усопшему родственнику во Христе бр.Николаю Ивановичу и его дочери, нашей сестре во Христе Василисе Николаевне, Николай Иванович был там начаток Ахайи, и он дал нам сарептский приют в маленькой комнате, где мы поместились всей семьей в количестве восьми душ. Но нам и им не было тесно, ибо в сердцах наших и их, наших дорогих хозяев, не было тесно. И притом ежедневное
стечение народа, забота о всей семье Отца, повсюду рассеянной, хотя и в нашем
сарептском положении. Там мы прожили один год и восемь месяцев.

Во время нашего пребывания там, у дедушки Николая и сестры Васёны, неожиданно приехал к нам с Кавказа наш уважаемый духовный сын Тимофей – молодой брат Лёня М., который подобно Хлоиным, сообщил нам печальную весть о своём родном отце Иване Архиповиче, который, воспользовавшись нашим отсутствием и трудностями приезда папы туда, на Кавказ, стал проявлять самовольное служение. Не будучи в
общине избранным ни на какое местное служение, он поступал по примеру Диотрефа.

Апостол Иоанн пишет о Диотрефе: “Я писал церкви: но любящий первенствовать у них Диотреф не принимает нас. Посему, если я приду, то напомню о делах, которые он делает, понося нас злыми словами, и, не довольствуясь тем, и сам не принимает братьев, и запрещает желающим и изгоняет из церкви”.
И вот этот Иван Архипович, отец Лёни, сам поставил себя руководителем и хранителем святыни Господней, и притом, стал вводить еретические понятия и охаивать старшего служителя, злословя и то учение, которое папа благовествовал там, залагая основы истины, и которое они, как семья Отца, приняли и в котором утвердились и которое их оживило после Едомовского рассеяния, которое и его самого, Ивана Архиповича, подняло из мирского состояния.
И вот, этот Иван Архипович стал их усумнять в истине, принятой ими и спасшей их.

По этой-то причине его сыну Лёне М., а нашему брату и  духовному сыну Тимофею пришлось бороться с отцом своим. Но, видя, что отец его всё более ожесточается и смущает некоторых душ, Лёня стал просить нас в письме, чтобы ваш папа приехал туда. Но так как сразу невозможно было поехать при нашем сарептском положении и трудностях того времени войны, то папа написал письмо Ивану Архиповичу, с увещанием, прося его
образумиться, так и организационно. Но он ещё более усилил свою активность.

В скором времени Господь помог, несмотря на дорожные трудности того времени, поехать туда на Кавказ для удаления неполадок и разногласий от этого возмутителя – Корея, Диотрефа, и сохранения общины.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 09:32 | Сообщение # 17
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
По приезде, собрав всю тамошнюю духовную семью Отца в его же собственном доме и в присутствии всех, имели беседу весь день, и ему дана была полная возможность высказать своё новое понятие и свои несогласия с благовествованием нашим, которое в своё время, во-первых, подняло его самого из духовного падения, из мира, а также собрало несчастных, израненных и рассеянных овец из Едомского рассеяния и упорядочило тамошнюю общину. Но это было трудно и невозможно для него, и он остался в стыде, будучи разоблачён и посрамлён перед всею общиною, потому что у него основания ни из Библии, ни из книг сестры Вайт не было, а только отдельными узко выхваченными выражениями, которыми он пытался извращённо спекулировать перед неопытными душами, как верхушечник и ветреник, произнося надутое пустословие в общих выражениях.

Главной причиной его таких неблагодарных подрывных действий, тайным мотивом его сердца была зависть к успеху дела, ненависть, личное тщеславие и корыстное желание воспользоваться готовым уделом, тем уделом, который в своё время был созидаем трудом, кровью и слезами при тяжёлых обстоятельствах того опасного военного времени.

О таких писал апостол Иуда: “Горе им, потому что идут путём Каиновым (зависть,ненависть), предаются обольщению мзды, как Валаам, и в упорстве погибают, как Корей”.
Эти тайные мотивы, как действительные причины, побуждали быть возмутителями и таких, как Авимелех, Авессалом и Диотреф – это то же, что побудило и Люцифера к восстанию на небе.
Что касается его каких-то новых, якобы правильных учений и обвинения в отступлении нас и общины, то всё это было только предлог, декорация, дымовая завеса, чтобы чем-то прикрыть и оправдать свой дух противления, злословия и присваивания святыни, которую он собирал от доверчивых душ и не возвратил. С таким грехом святотатства он и умер нераскаянным, будучи не только хищником, но и подстрекателем и еретиком, посягающим на чужой удел.
Первое,что он учил, – это то, что грешно петь из “Псалмов Сиона”, ибо это якобы человеческое, а надо петь только псалмы Давида.
Второе.Он был против субботних даров, считая это нарушением субботы, несмотря на то, что Священное Писание ясно говорит: “Воздайте Господу славу имени Его, несите дары и идите во дворы Его” (Псал.95:8). “Никто не должен являться пред лицо Господа с пустыми руками” (Втор.16:16).

И вот эти, такие неправильные свои взгляды, и при том такие мелкие, он поставил в основы, как причину разделения и обвинения в отступлении церкви ВАСД, бедной, бросаемой бурей церкви пустыни и её служителя, собравшего их, израненных, из рассеяния, носящего язвы Господа Свидетеля Верного на теле Своём, рискующего жизнью для собирания их в то трудное время.

Когда эту его необоснованность и мелочность, и обличение за самовольное служение увидели в этой беседе-дискусии все присутствовавшие искренние души, члены тамошней общины, а также его отказ возвратить им святыню, то сразу же предложили исключить и выбросить во тьму внешнюю из церкви верных АСД его и жену его, поддерживавшую его тогда, что и было сделано тогда же, по церковному порядку. Он был исключён из лаодикийского гражданства Царства благодати и выброшен во тьму внешнюю. Будучи же лишён членства церкви и изолированный от неё как нечистый, он был лишён и ангельской охраны и отдан сатане во измождение плоти, чтобы духовное сознание Пятигорской церкви было сохранено в чистоте до дня Господня.
После этого он изгнал своего сына Леонида, в чём он был одет, из-под родительского крова за его преданность истине. Он требовал от сына исполнения пятой заповеди по отношению к себе и обвинял его в нарушении этой пятой заповеди. Как некогда Каин требовал от меньшего брата своего Авеля подчинения себе как старшему. Хотя этот молодой брат, а его сын весьма нуждался в то военное время в родительском
доме по причине Сарепты и своего рехавитского положения, но Иван Архипович, его родной отец, в ненависти к нам и сыну своему за разоблачение его, прогнал его, оставив на произвол обстоятельств того времени войны, с риском для жизни юноши.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 09:43 | Сообщение # 18
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Теперешние еретики укоряют нас за справедливое отсутствие любви к ним, врагам Бога – истины и церкви, а сами проявляют на деле несправедливую ненависть, злобу и отсутствие любви, подобно вышеупомянутому.

Так Иван Арх. и умер хищником святыни, унося её в могилу на своей совести. На вопрос бр.М., старшего сына его, он, умирая, ответил: “Погиб я, и навеки погиб!” Это было запоздалое сознание, подобное предсмертному сознанию Иуды, но без сердечного раскаяния, ибо в рецидивах своего преступления и противления Духу Божию сердце полностью ожесточилось. Дела его пошли вслед за ним.

После этого, совершая упорядочение по всем местам, папа был арестован в пути при подходе утром к гор.Пятигорску. Иудой Искариотом оказался Герасимов Константин из гор. Грозного. Он привёз оттуда сотрудников кесаря и прямой наводкой указал на папу, ибо он знал, где папа находился в это время.

Посадив в машину и связав руки и ноги, папу повезли в гор.Грозный. Это было 20 апреля 1945 г.
Бывшая в то время ещё верной сестра во Христе Катя Косм. сообщила мне в Среднюю Азию, что папа находится в узах. Папа пробыл в следственной внутренней тюрьме гор.Грозного девять месяцев, а после, приговорённый к расстрелу, пробыл 54 дня в смертной камере.
После же отмены Москвой смертного приговора и замены 10 годами лишения свободы, кесарь сообщил мне, что муж мой находится в Грозненской общей тюрьме, а до этого год я ничего не знала о нём.
Я тут же с согласия дедушки, покойного Николая Ивановича, и своей мамы Лукерьи Николаевны, ныне тоже покойной, собралась в далёкий путь. Доехала поездом до Красноводска и пересела на пароход. В это время на море началась сильная буря, до 9 баллов, и я потеряв сознание на палубе от сильной качки, не знала, сколько это время длилось, но когда я пришла в себя под утро (а по морю надо было плыть 18 часов), то военный человек, сидя возле меня и сохраняя мои вещи, сказал: “Не беспокойтесь, всё в порядке”. И спросил меня: “Куда вы держите свой путь?” Я сказала: “Я еду к заключённому мужу”. Он посмотрел на меня печальными глазами, вытащил булку хлеба и триста рублей денег и сказал: “Это от меня для заключённого”. Я стала плакать и отказываться брать. А он ответил: “Не упрашивайте меня, я обратно не возьму. А в Баку постараюсь достать вам билет”, а с билетом было трудно в то время.

Он исполнил своё обещание, достал мне билет до станции Минеральные Воды. По приезде туда я зашла к нашей сестре Игнатьевне, родной тёте Алочки. Она ныне уже успокоилась в Господе. Оттуда я поехала а город Грозный. Но, придя в тюрьму, я узнала, что папу уже отправили в лагерь в Шеды-Юрт, на берегу реки Терек, это 50 километров от гор.Грозного. А пред своим выездом на Кавказ к мужу я получила от Прокофия Ивановича Манжуры письмо из гор.Грозного, в котором он просил меня кое-что прислать ему из одежды, и я, узнав в тюрьме, что его уже отправили в местные лагеря, решила разыскать его. Это было очень трудно. Когда я дошла до одного лагеря, мне сказали, что его уже отправили
куда-то дальше, и так я не могла найти брата Манжуру.

Тогда я расспросив дорогу в Шеды-Юрт, где находился папа ваш, пошла пешком, ибо это было послевоенное время разрухи, и движения автомашин и подвод почти не было, а этот лагерь был в стороне от железной дороги. Я пошла, не зная об опасности такого пути, по такой
пустой местности, где многие чечены-дезертиры скрывались. Когда я пошла километров пятнадцать, где была с одной стороны река Терек, а с другой гора, в это время вышел чечен и спросил меня: “Куда вы идёте?” Я говорю ему: “Вот муж поит лошадь у реки, я жду его”. Он, будучи дезертиром, испугавшись наличия здесь мужчины, по моим словам, – быстро скрылся. После этого я ещё быстрее пошла дальше.

Когда прошла ещё немного, меня догнал какой-то начальник из лагеря на подводе, удивлённо посмотрел на меня и спросил: “Как вы решились одна идти? Ведь здесь же опасно ходить”, и спросил меня, куда я иду. Я сказала: “В лагерь к мужу”. Он сказал: “Садитесь, я туда же еду в лагерь”. И я сердечно поблагодарила, видя в этом заботу Отца нашего Небесного.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 09:58 | Сообщение # 19
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Когда я пришла в лагерь, мне отказали в свидании, потому что лагерь был особорежимный, но я решила всё же остаться в надежде на помощь Отца и всё же увидеться. И когда на второй день заключённых погнали на работу, то я, хотя издали, всё же увидела папу и перебросилась несколькими словами. Но это было донесено начальству одним негодным человеком, и меня задержали и взяли паспорт и сказали, угрожая: “Теперь будешь видеться с ним!”. Идя с начальством, я просила Отца Небесного, чтобы Он смягчил сердце начальника. Я обратилась к нему
со слезами и стала сильно плакать и говорить: “А как бы ваша жена поступила на моём месте? Что, она должна была бы отказаться от вас или же идти на риск, чтобы хотя издали увидеть вас? Подумайте сами, что меня заставило оставить шесть малых детей и приехать сюда из Средней Азии, в такую даль? Что, он такой преступник? А ведь вы же знаете, что он только верующий человек”.
Тогда я ещё больше заплакала, и он, посмотрев на меня, сказал своему товарищу по службе: “Ну что, отдадим ей паспорт?” Он сказал: “Вы сами знаете, что делать, потому вы сам начальник”, и он вынул из кармана и отдал мне паспорт и приказал быстро удалиться отсюда.

Оттуда я пошла к реке Терек, там был паром, который перевозил через реку, и там было ещё несколько женщин, которым тоже не дали свидания, и мы, переправившись через эту бурную и быстро текущую реку, пошли по тропинке среди камышей несколько километров, где комары засыпали глаза. И когда прошли этот путь среди камыша, то были рады и легко вздохнули, что избавились от этих туч комаров. До станции Терек было 25 км от лагеря. Там, сев на поезд и доехав до станции Прохладной, я сделала пересадку на поезд в сторону города Махач-Калы, чтобы там сесть на пароход и доехать до Красноводска по Каспию. Но побыв там двое суток и не имея надежды на пароход (а людей было очень много и трудно было достать билет и на поезд), я возле кассы с рук купила у одного человека билет, а при проверке дорогой оказалось, что он был уже использованный и просроченный, и меня задержали, а на следующей станции высадили. Так как невозможно было достать билет, то я вынуждена была ехать на подножке вагона до Баку, держась за поручни на ходу поезда.

На пристани Боку подошёл ко мне военный человек и спросил, куда я еду и есть ли у меня вещи. Я сказала: “Еду в Джамбул, а вещей у меня нет”. Он сказал: “Я возьму вам билет, только оформлю на ваш билет вещи свои, потому что у нас много вещей”, а вес был определённый на билет. Сами они были тоже из Джамбула, и мы вместе втроём доехали. Так кончился мой трудный путь первого посещения папы.

Но здесь в Джамбуле меня встретила ещё большая печаль. За это время приехал из Ташкента в Джамбул Константин Костылев. Это был волк о овечьей одежде. Он долго скрывал свою ересь и своё тайное намерение возмутителя восстания. За это время он уже успел подготовить таких, как Ольга Д. (мать Веры) и нынешняя еретичка Нюра (ныне жена Васи Вл.), и других.

Причина его восстания была в том, что он обвинял папу в неправильном толковании текста “где труп, там соберутся орлы”. Костя утверждал, что труп есть Христос. А моя мама сказала ему: “Ты что это говоришь, ведь это только о сатане сказано, что он труп и повержен вне гробницы”.
А второй вопрос его был такой: он доказывал, что до Позднего дождя никакого испытания не будет, а только после получения Позднего дождя.

Мы ему возражали, что так не может быть, чтобы Сам Себя испытывал, наполняя нас Святым Духом и испытывая. Мы напомнили ему историю царя Езекии, что Бог для испытания оставил его без Святого Духа, чтобы испытать его, что у него на сердце.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 10:13 | Сообщение # 20
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Как это всё теперь кажется ни странно, но это факт, что такие мелкие, теоретические вопросы толкования послужили причиной разделения и обвинения в отступлении церкви, чтобы называть её Оголивой, а Едом – Оголой. Но это была только дымовая завеса, только видимость повода, а в сущности основной причиной было желание иметь самовольное служение не держащееся главы, тщеславие, зависть и корыстное желание завладеть готовым уделом.

Когдая сказала ему, что я напишу мужу о таком его поведении, то он назвал меня Иезавелью и угрожал нас исключить из церкви, будучи сам исключённым своею ересью и подрывными действиями возмутителя Корея, и попытками незаконного раскола.
Видя бесполезность и вредность бесед и общения с ним, и поддерживающими его, мы оставили их: я, Ревекка, сестра Василиса, дедушка Николай Иванович, моя мама Лукерья Николаевна и с. Зина. Эти трое ныне уже в Господе, и дела их верности и устойчивости идут вслед за ними. Константина Костылёва тоже сейчас уже нет в живых. Он трагически погиб. Дела его также идут за ним, но какие дела.

Он умер, но на памяти и в истории церкви верных АСД он оставил нехорошие следы своей преступной деятельности не только как волка в овечьей одежде, в лицемерной, показной кротости, с именем “Авва”, но и как хищника святыни Господней, которую он корыстно присвоил и с жестокостью Диотрефа, как зверь, лишил материальной помощи тех, кто имел на это законное право в своём законном уделе, как духовные родители, как восстановители развалин и собиратели стада, т.е. сотрудников вести, бывших в узах в то время, и их семьи, жившие в нужде, –
он оставил их на произвол судьбы в то скудное, военное время.

Всё это похищенное он унёс в могилу на своей совести, а также унёс в могилу и дом сестры во Христе Надежды Фёдоровны Крыгиной, который она, умирая, перевела на него с просьбой передать его семье Отца, по назначению и воле её.
Вот такие дела его также идут вслед за ним!

И вот здесь, в Джамбуле, началась сильная борьба. Они, эти возмутители Костылев и Рябчиков (ныне спившийся пьяница) и другие, подняли санаваллатовский шум кореевского восстания. А к этому ещё прибавилась и новая тьма иудействующая, привезённая к нам в нашу страну с Западной Украины и Бессарабии, и некоторых душ поколебала. А верные служители, основоположники и светохранники, были в это время в узах, кроме брата Леонида, который в это время уже имел посвящение на служение, и мы вместе с ним боролись, отстаивая истину ВПС и основ
Трёхангельской вести в этом рефдвижении Иного ангела, а особенно отстаивая элементы света, открытые в прогрессирующих лучах седьмого света в имени Верного Свидетеля.

О таком поведении Кости К. было сообщено старшему служителю, и Костя К. был снят с работы, лишён пресвитерского звания, а также и исключён из церкви верных АСД вместе с Рябчиковым Павлом и другими, поддерживающими его. Они были выброшены во тьму внешнюю.
Над ними исполнились слова Иова из 30 главы: “Из обществаизгоняют их, кричат на них, как на воров... Ревут между кустами, жмутся под тёрном. Люди отверженные, люди без имени, отребие земли!”. “Над ними уже прошло время”.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 10:23 | Сообщение # 21
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Папа ваш находился в это время в узах возле гор.Челябинска. Это был 1947 год. Он, ещё не зная ничего о том, что происходит в джамбульской общине, но видел сон такого содержания:
Он видит себя пролетающим над большим полем на высоте двух – трёх метров, а внизу на земле много кишащих змей, которые, видя его пролетающим невысоко, поднимали на полметра и больше свои головы, и жалами и шипением пытались ужалить.
Папа, пролетев это опасное поле, усеянное змеями, увидел в конце его меня, идущую навстречу и сильно рыдающую. Он приземлился передо мною и увидел на расстегнутой груди у меня большую зияющую, кровоточащую рану. Он стал обеими руками выдавливать из раны кровь и яд и утешал меня.
После этого сна папа запросил меня в письме: “Что там у вас происходит, что я видел такой ужасный сон?” Я описала ему действительное положение в общине и нашу неравную борьбу и то, что сон его соответствует действительности.

Так это вскоре и исполнилось. Так я и в узы ушла с этой раной от укуса ядовитых змей. Папа встретив меня на карабасской пересылке, утешая, сказал мне: “Это не первый он и не последний. Ибо пророчество должно исполниться, что сколько бы
семя змея ни жалило в пяту или в грудь, но семя жены, т.е. Христа, поразит его в голову”.

Но долго не пришлось нам трудиться и бороться, так как в 1947 г. осенью мы (я, Л. и Ш.) были арестованы по предательству Иуды Суржкова.
Я прошла следствие, сидя в одиночке шесть месяцев, испытав за это время многое, что трудно описать. Потом суд был и срок лишения свободы на 10 лет.
После осуждения перевели в общую тюрьму, где за четвёртую заповедь от дежурного надзирателя по фамилии Тюменева получила большие побои ногами и сапогами, несмотря на то, что я после суда сразу же заболела воспалением лёгких, с которым я пролежала полтора месяца в тюремной одиночке, где за мной ухаживала с.Зина, которая упросила начальника тюрьмы перевести её в мою камеру. Так как это было уже после суда, он разрешил, и она ухаживала за мной, а когда мне стало лучше и нас перевели в общую камеру тюрьмы, то вот здесь надзиратель (я и сейчас помню его фамилию) дал волю своей ярости за мой отказ нарушать четвёртую заповедь. Он схватил меня за руку и вытащил из камеры и повалил на пол и стал бить сапогами, но в ярости забыл закрыть двери камеры, и сестра Зина поимела возможность выскочить на мой крик из камеры и, схватив его за плечи, кричала: “Что вы убиваете женщину?” Тогда он закрыл камеру и позвал расконвоированных заключённых с тюремного двора, и они вытащили меня волоком к колодцу и, сорвав с меня одежду, стали обливать меня холодной водой.
А когда я пришла в себя, меня обратно толкнули в камеру. Ночью, когда у меня поднялась температура, меня унесли в больницу, где я пролежала три недели. Когда стало мне лучше, меня поместили в другую камеру, где я пробыла пять месяцев. После этого отправили на
этап из Джамбула в лагерь Карагандинской области, где я после долгих лет разлуки встретилась в этапе с папой вашим, сначала транзитом в Петропавловской тюрьме, а затем на пересылке в Карабасе возле Караганды, а затем уже была перевезена в Спасск, где я и отбывала свой срок, а он тоже там же в мужской зоне.

Но те побои дежурного надзирателя оставили свои последствия, и мне пришлось перенести там в Спасске две тяжёлые операции, и я была спасена от смерти чудным образом. До операции я пролежала в больнице более года, и когда жизнь моя приближалась к концу из-за сильной потери крови от образовавшейся от ударов сапога опухоли в животе и сильного постоянного кровотечения после побоев, – когда, казалось, что жизнь моя приходит к концу, я, собрав поселедние силы, написала последнее письмо детям, где написала, что отхожу в путь всей земли,
где уже не буду слышать крика приставников, как об этом пишется в Иов.3:18, где Иов говорит: “Так узники вместе наслаждаются покоем, и не слышат криков приставника”. Это письмо и сейчас в памяти у детей.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 10:38 | Сообщение # 22
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Но Отцу Небесному ещё угодно было продлить мою жизнь, и врачи по просьбе моей согласились отправить меня на операцию в мужскую зону, так как у нас в женской зоне не было хирургического отделения.
Когда меня принесли туда, разрешили папе прийти в больницу ко мне в последний раз –попращаться со мной, ибо врачи-хирурги уверяли, что я не буду жива, так как у меня гемоглобину было 30, но решались делать операцию по моей настойчивой просьбе и взяли с меня расписку, что они не отвечают за последствия операции.

Когда меня положили на коляску, вошёл папа и, увидев меня такую слабую и истекающую кровью, прослезился, но я сказала ему:
“Не беспокойся, я не умру, но буду жить”, и ему тут же сказали, чтобы он вышел. Но он с друзьями по духу в посте и молитве под окном операционной обращались к Отцу о сохранении моей жизни, а время медленно шло, ибо операция шла три часа и десять минут. Под общим
наркозом не могли делать по причине слабого состояния, а делали под местным.
Главный хирург профессор Колесников, тоже заключённый, спросил меня: “Что бы вы желали перед операцией?” Я тихо сказала:
Моя просьба к Богу, чтобы Он укрепил меня перенести операцию и дал вам мудрость и способность свыше сделать это”.

После этого привязали мне руки к поручням операционного стола и поставили ограждение – щит на груди, чтобы не видно было, что они будут делать. Я в это время вспомнила Спасителя, что когда Он был на земле, то Он исцелял всякую болезнь и даже мёртвых воскрешал, поэтому Он силен и сегодня это сделать, и я чувствовала Его близость возле себя, стала просить врача освободить мне руки ибо мне казалось, что я должна была держаться за Спасителя, и врач-хирург исполнил мою просьбу.
Сложив руки на грудь, я чувствовала, что нахожусь в руках Спасителя.
Для меня эти три часа с лишним прошли быстро, хотя я по временам теряла сознание. Когда врач кончил операцию (а здесь в операционной присутствовало много практикантов-студентов и ассистенты), то, обратившись ко мне, вытирая своим платком пот с моего лица, сказал:
“Какая вы молодец!” А я ответила ему: “Я такой же смертный человек, как и все вы, но знайте, что с Богом легко и в огне, и в воде,
и под ножом”
.
Тогда он, обратившись к ассистентам и студентам,сказал: “Да, мы видим, что её сопровождала неестественная сила”.

Пролежала там полтора месяца в этой операционной больнице, где много пришлось свидетельствовать о Его силе, с кем было возможно и кто имел доступ в мою палату, так как я из женщин была там только одна, ибо это была мужская зона. А потом меня увезли в женскую зону, где я все остальные пять лет находилась или в больнице, или в полустационаре, где искренние души выходили из тьмы в чудный Его свет.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 13:29 | Сообщение # 23
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Дорогие дети, я упустила сказать вам ещё о двух посещениях нас в узах сыночком Андрюшейв Карагандинской области.
Первый раз в 1948 г. в Карабасской пересылке, а второй раз в 1949 году в Спасском особорежимном лагере.
Во время трёхмесячного пребывания моего в Карабасской пересылке Карагандинской области, в конце 1948 года (там же в это время был и папа в мужской зоне, привезённый раньше), к нам на свидание приезжал наш старший сынок Андрюша. Ему тогда было 14 лет. Его послали к нам на свидание и передать передачу и дали ему на дорогу денег наши дорогие родственники из семьи Отца.

Путь его был трудный, долгий и тем более зимой вкруговую через Новосибирск. Но он всё же нашёл нас. С папой ему дали свидание на полчаса и со мной на 10 минут. Передачу приняли для обоих. На свидании с папой он рассказал о несчастье, постигшем их жилище в Джамбуле в конце лета этого же года, сгорела крыша на их домике и обгорел весь дом и сгорело всё сено, приготовленное для коровы, от которой кормились бабушка и шесть детей, живя без родителей. Пожар произошёл по шалости с огнём соседнего мальчика. Всё это причинило большую скорбь и материальную нужду семье.
Надвигалась осень, шли дожди, и нужно было как-то восстановить крышу. И так было всю зиму. Всё текло в жилище. Но благодарение Отцу сирот и Судье вдов и добрым людям издалека, которые послали с. Аню К., с. Асю (мать Галюси), ныне уже усопшую в Господе, и с. Стешу, и они, приехав издалека, дали денег на ремонт домика после такого большого несчастья, а соседи, люди мира сего, видя их сиротское положение, собрались и помогли накрыть домик камышом.

А местные родственники не помогали, потому что были враждебно настроены против бабушки и Ревекки и детей из-за нас лжеучителем
Константином Костылевым и его помощником Павлом Рябчиковым. И если вы вспомните из вышесказанного, то удивитесь, какие мелочи были положены ими как бы в основу этого возмущения общины и разделения, и даже враждебного отношения и отказа от материальной помощи из похищенной святыни Господней несогласным с ними.
Это было: 1) толкование текста “где труп, там соберутся и орлы” и
2) отрицание испытания перед Поздним дождём, которое должнопроверить и просеять церковь и выявить достойных к запечатлению Поздним дождём Св.Духа.
А из-за таких второстепенных вопросов толкования отдельных текстов Библии не бывает, да и не может быть церковного разделения.
Это только был предлог у них, только дымовая завеса для видимости борьбы, а в основе, в мотиве всего тогда, как и всегда, действовал дух противления, возбуждённый в сердцах их завистью к успеху дела, ненавистью к служителю, основоположнику этой общины и движения реформации Иного ангела, и корыстная цель завладеть готовым уделом труда других,воспользовавшись узническим отсутствием пастыря стада.

Эта практическая ненависть и злословие со стороны этих орудий тьмы были привиты и остальным членам общины, кроме тех шести, выше поименованных мной, а наши дети и бабушка были лишены всякой материальной законной помощи со стороны местных,при этом
они незаслуженно подвергались ещё и укорам и оскорблениям от злоречия их.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 13:39 | Сообщение # 24
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Наш сынок Андрюша, будучи на свидании с отцом в Карабасе, рассказал папе об этом пожаре их жилища, но папа
предупредил его, чтобы он на свидании со мной ничего не говорил мне об этом, чтобы не расстроить меня по причине слабого моего здоровья.
Но от этого получилось потом хуже.

Папу вскоре отправили на этап в Спасский лагерь, отстоящий на 40 км в пустыне от этой Карабасской пересылки. Их отправили санным путём
на лошадях, целый этап мужчин. Это была весьма снежная зима начала 1949 года. А я, как и все женщины-узницы, пока ещё осталась в Карабасе, тоже подготавливаясь к отправке туда же, в Спасский строгорежимный лагерь, где все заключённые, наряду с каторжанами, носили номера на спине, на шапке и на брюках или юбках.

В это время пришло письмо от собратьев и письмо от Нины Марченко, бывшей верующей, которую мы лично знали ещё по Пятигорску, но не знали, что она затем соделалась Доиком. Она была племянницей сестры Кати Косм. Как Нина, так и Катя К. и сестра родная Кати К. – мать Нины с.Анюта были тогда наши сёстры во Христе.
Сестра Марченко, мать Нины, вскоре умерла, а Нина, девушка, была взята в узы за исповедание истин Адвентизма. Будучи в узах по трёхлетнему сроку, она не устояла в испытании и купила себе освобождение из уз тем, что стала сотрудником сыска.
Как бывшую верующую, кесарь использовал её по выявлению верующих, верных АСД, живущих как там, в Пятигорске и на Кавказе, так и по всей стране. Она впоследствии вышла замуж и стала носить фамилию Малиновская, но в то время посещала наших собратьев ещё под своим именем Нины и девичьей фамилией Марченко или иной фамилией.

Подобно Савлу гонителю, она, имею полномочия, ездила по разным местам страны и предавала в узы верных АСД, которые, не зная, что она уже предатель, с доверием принимали её в свою среду, доверяя её артистическим молитвам со слезами среди них и беседам из Слова Божия.
Она для большей декорации своей религиозности и прикрытия своего коварного умысла, - по приезде в ту или иную семью Отца предлагала поститься и усиленно молиться за узников, что искренние души и делали, постясь по нескольку дней, а она в это время тайно питалась их же пищей из их погребов, где были молоко и сметана, что было обнаружено уже после отъезда её.

И вот, узнав о пожаре нашего дома в Джамбуле и зная сострадательность родственников духовной семьи, она, эта предательница Нина, с корыстной целью стала рассылать письма по известным ей адресам верных АСД, сообщая им о несчастье, постигшем детей Владимира и Веры
не только в том, что сгорел дом и всё, что было во дворе, но что якобы при этом обгорела и меньшая дочь их Диночка и повреждены глаза её, и что она, Нина Марченко, якобы взяла её в Москву к профессору, где её лечат от ожогов и спасают глаза, и что она нуждается в деньгах для этого такого серьёзного лечения, и просила всех, кому она присылала такие письма, чтобы высылали деньги переводом на её имя
по её адресу в город Москву.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 13:54 | Сообщение # 25
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
И вот одно из таких писем Нины было получено мною, ещё находящеюся в Карабасской пересылке.
Если бы папа не запретил сыночку Андрюше при свидании сообщить мне действительное положение детей после пожара, что пострадал только дом и сгорело только то, что было во дворе, а что сами дети и бабушка благополучны, то я бы, поскорбев о постигшем их несчастье, утешилась бы тем, что сами они, дети и бабушка Лукерья, благополучны.

Но не зная об этом, а получив такие страшные письма, как письмо Нины, так и письма от собратьев из других мест, в которых они сообщали о письмах, полученных от Нины Марченко, и её требовании присылать денег на её имя в Москву на лечение пострадавшей Диночки (усомнившись в её письмах, собратья запрашивали нас, действительно ли это так?), я была в ужасной скорби от таких страшных вестей. А папы уже не было в это время в Карабасе, он был в пустынном Спасске, спецлагере.

Письма эти с почты пересылки передал мне Пётр Степанович Кулаков, который, какмедик, ещё оставался временно в Карабасе, а потом позже и его этапировали в Спасск, где уже был ваш отец. Кулаков Пётр тогда ещё был наш брат, а до этого он, как старый адвентист, был служитель в церкви едомских АСД, но при общении с папой в этих узах принял реформационную весть Свидетеля Верного и был весьма искренен и, как я выше говорила, искренне подвизался в молитве и посте у окна операционной больницы, борясь с Богом за сохранение моей жизни в такой тяжёлой трёхчасовой операции.

Но позже, по окончании своих уз, возвращаясь домой через Москву, он, к сожалению, проявил слабохарактерность и неустойчивость перед
своей женой и московскими лже-АСД, и обратно возвратился в отступническое общество неверных АСД, и стал злословить бедную, бросаемую бурей церковь пустыни верных АСД, уходящую от лица, и восхвалять церковь гос-АСД, жену, блудодействующую с царями земными и обагряющую свои руки предательством верных.
Он стал снова восхвалять отступническое учение, которое осуждал, находясь снами в узах, а теперь снова возвратился в то, что осуждал.
Об этом папа подробно опишет в дополнении к этой летописи.

В такой сильной скорби и беспокойстве о детях я была до приезда в лагерь Спасск. Там при встрече с папой я ему рассказала о тех ужасных письмах и несчастье с домом и Диночкой. Но он меня успокоил, сказав, что пострадал только дом и прилегающие у нему постройки, а дети целы. А эту всю ложь о Диночке выдумала предательница Нина с корыстной целью выманить деньги.
Папа сказал мне, что ещё в декабре 1948 года в Карабасе при приезде тогда на свидание сынишки Андрюши он знал подробности об этом несчастье только с домом, а дети все благополучны, но не хотел меня опечаливать тогда. Так он успокоил меня. А затем я получала
письма от детей и окончательно убедилась в их личном благополучии.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 14:08 | Сообщение # 26
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Атеперь расскажу о втором посещении нас сыночком уже в Спасске, в пустынной местности, в 40 км от Караганды.
Наш сынок Андрюша ещё раз навестил нас, находящихся уже в Спасском особорежимном лагере. Тогда ему было 15 лет. В то время ещё не было прямой теперешней более близкой дороги из Джамбула в Караганду через станцию Чу и Балхаш, и он ехал к нам кругом через Семипалатинск, Новосибирск и Петропавловск. Долго пришлось ему на пересадках сидеть, путь его был долгий, трудный и материально скудный. Кроме
трудностей тогдашних по железной дороге, ему ещё надо было как-то добраться по пустыне 40 км до нашего лагеря.
В Спасском лагере ему отказали в свидании как со мной, так и с отцом.

Я в это время лежала в нашей женской зоне в лагерной больнице после первой операции. Когда ему отказали в свидании вообще по причине особоострого режима нашего лагеря, то он, чтобы хотя издали увидеть меня поднялся на пригорок недалеко от проволочного ограждения запретной зоны, а меня в это время известили добрые люди и вывели под руки из больницы, и я издали увидела своего милого мальчика скитальца, которого и рождение-то было на далёком севере в Берёзове в тяжёлых условиях ссылки. Так что я и доныне удивляюсь, как он мог
тогда там, в Берёзове, остаться жив. Грудью я его кормить не могла по причине болезни лёгких, а так кормить было скудно, и он от недоедания был очень пухлый и семимесячный не держал ещё своей головы, и, подрастая, был рахитиком в полном смысле слова: живот большой, ножки тонкие и кривые. Долго не мог ходить и по выезде оттуда. Но заботливая моя мама, покойная свекровь Елена Прокофьевна, взяла всю эту заботу о нём на себя и всё лето заботилась о нём, согревая его в горячем песке и на солнце, и давая ему соответствующее питание по норме.

И вот этот мальчик выросший, и уже не рахитик, а отрок-юноша в 15-летнем возрасте, стоя на горке вблизи запретной зоны и рискуя, со слезами крикнул мне, спрашивая: “Мама! Ты не можешь ходить?” – видя, что меня под руки держат медсёстры. И тут же ещё сказал:
“Мама! Вы не беспокойтесь о нас. Мы все живы”, и в это время, подняв свою руку к верху и сжав её, сказал: “Бабушка наша вот так нас держит, так что вы не беспокойтесь. Бабушка заботится о нас, а мы стараемся быть ей послушными”.

В это время подошёл к нему офицер и, строго поговорив с ним, велел ему удалиться отсюда, и я его уже не могла видеть. Как уж он отсюда, из пустыни, добирался домой, это только знает один Отец Небесный, у Которого исчислены все скитания, не только наши, но и детей наших. И хотя печаль наполнила моё сердце, но так как за время пребывания в больнице многие души, которые находились со мною на излечении, а некоторые и посещали меня там, будучи знакомы со мной ещё с этапа, познали истину, то я, видя их радость в этой истине, нашедших цель жизни, подумала: что была эта моя тогдашняя печаль, в сравнении с радостью этих душ, познавших истину? Она уже казалась малой. Потому что та печаль относилась к материнским чувствам, а эта радость, которую я видела на лицах этих дорогих душ, была непреходящая и имела цель привести их к вечной отчизне, утерянной ещё Адамом.

Таковыми душами были: Нюся Мироняк, уверовавшая там и умершая там же в узах в Господе; Мотя, Тоня и Валерия, которая их лично помнит и теперь, и другие искренние души. Так что после той печали разлуки с сыном я утешалась словами апостола Павла, смотря на этих духовных детей: “Ибо теперь мы живы, когда вы стоите в Господе...”
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 14:24 | Сообщение # 27
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
О всех этих духовных опытах, радостях и печалях помнит и теперь моя дорогая духовная доченька Валерия, которой при уверовании там в узах пришлось много пережить за четвёртую заповедь.
Когда она первую субботу не пошла на работу, то бывшие её друзья – женщины-католички, ярые противники истины, схватив её за волосы, поволокли в карьер с такою злобою и яростью, что её волосы остались в их руках. И если бы не был Господь с нами, как пишет Давид в Псал.123, то они бы там её погубили. А меня в это время окружили человек 40 женщин и кричали неистовым голосом:
“Пригвоздить её к столбу, эту еретичку! Побить её камнями!” 

Увидев эту картину ярости, ответственный дежурный по лагерю забрал меня в комендатуру и стал спрашивать: “в чём дело?”, ибо при их крике там на месте ничего нельзя было понять. Я ответила ему: “Вы же знаете, что я человек верующий”, а он сказал: “У нас здесь много верующих, но почему-то на других не шумят так”. Я ему сказала словами Христа: “Если бы мы были от мира, то мир любил бы нас. А вот эта ненависть их и угрозы побить меня камнями, как и вы сами видели, доказывают, что это есть истина, за которую я и страдаю”.
После этого он сказал: “Идите, а потом я поговорю с вами ещё”.

Я быстро вышла от него и торопилась узнать, что они сделали с Валерией. И пошла в её барак, где она жила. Её место было на верхних нарах. Когда я проходила осторожно мимо неё, зная злобу окружающих её католичек, она сказала мне тихим голосом: “Не беспокойся о мне, мамочка, мне не больно”. А лицо её показывало радостное выражение, что и утешило меня.

Выйдя от Валерии, я пошла также и в полустационар к Нюсе Мироняк, где мы лежали вместе, чтобы успокоить её весточкой о благополучии Валерии и её радостном и мужественном настроении, а также и о себе.

Теперь, дорогие детки, хочу кратко рассказать историю этой дорогой души, Нюси Мироняк, каким чудным путём Отец Небесный руководил её жизненными путями к уверованию. На ней исполнились слова Е.Г.Вайт, что ни одна искренняя душа не будет оставлена Богом без внимания.
Она отбывала заключение на Колыме, и там сильно заболела. Болезнь сердца, печени и почек, и от этого у ней образовалась водянка. Она уже не имела надежды на жизнь, и также и врачи. В это время готовился этап в Карагандинскую область, в Спасский лагерь. Она со слезами стала просить начальника, чтобы и её отправили. Он удовлетворил её просьбу, несмотря на безнадёжность её здоровья, ибо в этом была Божья забота о её спасении, так как Бог видел её искренность, хотя она и была убеждённая католичка.

Когда её привезли в этапе в Спасск чуть живую и принесли на носилках в хирургическое отделение, где я также находилась после первой операции, её положили рядом со мной.
Когда пришёл вечер, то я заметила, что она осторожно что-то читает. На мой вопрос, что она читает, она ответила: “Катехизис” – это католические основы веры, где были помещены и десять заповедей в изменённом виде, – вторая заповедь удалена совсем, четвёртая изменена: “день праздничный – празднуй”, а чтобы получилось десять, то десятую заповедь разделили на две.
Когда я заметила, что она так усердно читает эту книжечку утром и вечером, я поняла, что Бог послал эту искреннюю душу навстречу вести.

К этому времени мне папа уже смог передать маленькое Евангелие, и я потихоньку стала ей рассказывать о Великом Плане Спасения, так постепенно вводя её сознание в то, что заставило Иисуса Христа оставить небо и сойти на эту грешную землю, чтобы спасти грешных людей.
Ей было объяснено, что Закон Божий есть Конституция всей Вселенной и выражение характера Божия. Когда падший ангел-херувим за нарушение Закона Божия был изгнан с неба, тогда он продолжал эту же работу нарушения Закона Божьего и на нашей земле, когда ещё
были только двое – Адам и Ева.
Бог, предвидя эту работу искусителя, предупреждал Адама и Еву словами “хранить Едемский сад”. Этим Он дал им понять об опасности
посягания на них. Второе предупреждение было, чтобы они не отлучались друг от друга.
Вот с этой темы и началась у меня с ней беседа.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 14:38 | Сообщение # 28
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Вот с этой темы и началась у меня с ней беседа. Я также давала ей читать соответствующие места из Священного Писания, а особенно о заповедях. И когда я увидела, что она проявляет к моим словам полное доверие, я ей процитировала слова пророка Даниила, что пророчество Библии предвидело, что будет какая-то духовная власть, которая возмечтает отменить праздничные времена и закон. Но при этом я не давала ей ни малейшего повода относительно папства, потому что она была твёрдо убеждена, что папа есть наместник Сына Божия на земле.

Напомнила ей , и она прочитала сама в послании апостола Павла о том, что некто сядет в храме Божием как Бог, выдавая себя за Бога, и совершит великое отступление в христианстве и создаст тайну беззакония. Она меня в это время спросила, что это за тайна беззакония.
Я ответила, что это есть попытки нарушения и изменения неизменяемого Закона Божия. Тогда она сказала: “Так кто же может осмелиться это
сделать?” Я осторожно уклонилась от ответа, зная её преданность папскому катехизису. Тогда она взяла и прочитала мне все 10 заповедей из своей книжечки и тут же спросила меня: “А вы знаете 10 заповедей?” Я ответила: “Да, я за них и страдаю в узах”. 
Тогда я спросила её: “А ты все заповеди на память знаешь?” Она сказала: “Нет, я читаю их”, и при этом спросила меня: “А вы можете мне сказать
все 10 заповедей на память?” Я сказала: “Могу”, и рассказала ей.
Она возмущённо сказала: “А у нас не так записано”. Я ей ответила: “Нюсенька! Дальше ты всё поймёшь, а теперь мы пока остановимся на этом”.

Я сильно была озабочена, как начать ей говорить о папстве, боясь, чтобы не повредить ей. На другой день её состояние очень ухудшилось, и у меня возник вопрос: вдруг она умрёт, а я умолчала? Я обратилась к ней с вопросом: “Нюсенька, ты же знаешь, что врачи считают как тебя так и меня безнадёжными на жизнь. Поэтому я считаю себя виновной пред Богом, если не скажу тебе причину разницы Закона Божия по твоей книжечке (катехизису) и как я тебе рассказала по Библии”.
Тут же я ещё прибавила: “А вдруг мы завтра можем умереть?” Тут же я ещё ей дополнила о ВПС и о том, что заставило Христа прийти на землю: именно, ради этого Закона, который человек нарушил, ибо человек должен был сам умереть за своё нарушение по иску правосудия Закона,
так как он неизменяем. Но Отцу Небесному жаль было Своё творение, и Сын Его предложил Себя в жертву за человека, т.е. умереть вместо него в оплату иска Закона Божия.

Она мне задала вопрос: “Так кто же это такой, кто осмелился изменить этот Закон?” Я ей прямо тогда ответила: “Нюсенька! Не удивляйся. Это папство в лице папы римского”. Она очень испугалась и изменилась в лице и говорит: “Это же наместник Сына Божия”. Я снова дала ей почитать из 2Фесл.2 главы и сказала: “Вот видишь, как исполнилось пророчество, что написано: “выдавая себя за Бога”.
Значит, только “выдавая себя за Бога”, но он не Бог и не Христос”. И напомнила ей ещё пророчество Дан.7:25, что “возмечтает отменить праздничные времена и Закон”. “Вот он и изменил”, – сказала я ей. Тогда я ей объяснила всю историю папства и предречённую пророчеством
его работу 1260 лет.

Тогда она после этого несколько дней была в раздумье и не разговаривала со мной, только сказала: “Мне страшно, что вы назвали папу римского антихристом”. А тут еще и сатана, который не желал упустить из своих сетей эту искреннюю душу. Её подруги сумели передать из женской зоны записку с предупреждением не общаться со мной по той причине, что я субботница, и не верю во Христа, и не признаю рождество Христа.
Она прочитала записку и спрятала. Я её спросила, что она прочитала. Она заплакала, но всё же отдала мне прочитать записку.
Я в это время сказала ей: “Нюсенька! Разве ты не видишь заботу Божию о твоём спасении в твоем приезде с Колымы? Ведь это чудо, что тебя, такую больную, взяли на пароход, в то время как брали только здоровых для работы. Неужели ты не видишь в этом руку Божию? А теперь смотри, что написано в этой записке. Как сатана хочет помешать? Ведь это же всё ложь. (Что я праздную субботу по четвёртой заповеди, она уже
знала). Они пишут, что я не верю во Христа и в рождество Его; ты же сама видишь и слышишь, что это всё ложь, ибо все дни говорю тебе и читаю только о Христе и Его воплощении в нашу человеческую природу, т.е. о Его рождении”.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 15:22 | Сообщение # 29
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Так как она была грамотная, окончившая 11 классов, то могла хорошо понимать все слова, которые я ей говорила. Но за это время прошла целая зима. И вот однажды к моей радости в палату входят санитары и говорят нам: “Сегодня мы будем вас мыть”. Я ещё не успела ничего ответить, а она говорит им: “Сегодня святая суббота, Господень день. Я не буду мыться”. После этого, по инициативе работавших там в больнице заключённых католиков, её перевели в другую палату, а там лежали несколько человек из “свидетелей Иеговы”. Они её окружили, как коршуны, ухаживая за ней и в то же время старались вложить в неё своё заблуждение.

Я не могу описать моё тяжёлое переживание в те дни, которые провела в постоянной просьбе к Отцу, чтобы Он избавил её от этих сатанинских сетей. И Он услышал, и её через три дня перенесли обратно в нашу палату ко мне, так как та женщина, которую положили на её место рядом со мной, поссорилась с врачом лечащим, и он перевёл её туда к иеговистам, а Нюсю обратно ко мне.
Мы продолжали с ней беседы, и она поимела полную ясность о папстве, об антихристе, изменившем Закон Божий, и стала ревностным последователем Христа в лице этой вести и Его Закона. А когда нас перевели в женскую зону, то католики, мужчины из бендеровцев, писали сюда записки женщинам-католичкам, чтобы они сделали ей зло за то, что она изменила веру и считает папу Римского антихристом. А это у них самое больное место. И так мы с ней пробыли шесть лет. Господь продлил её жизнь в таком состоянии здоровья. Она всё время лежала в больнице. В это время меня перевели в зону в полустационар, а она осталась в больнице, которая была за зоной. Здесь уже я не могла её посещать, но Катя К., каждый день, выходя за зону на работу, в окно всегда ободряла её хотя несколькими словами, проходя мимо её окна.

И вот однажды пришла ко мне в полустационар ответственная дежурная и говорит: “Дочь твоя Мироняк при смерти и просила меня привести тебя к ней”. Это было утро, четверг, и она провела меня через вахту для вливания глюкозы, чтобы иметь предлог прохода за зону. И когда я вошла к Нюсе, то она действительно была очень слаба. И первые её слова были: “Мамочка! Я всю ночь не спала”. Я спросила её: “Почему? Она сказала: “Пришла мне мысль, и я боюсь, чтобы нас не разлучили с вами”. И я сказала: “Нюсенька! Ты радуешься этой истине?” Она говорит: “Да!”
Тогда я ей сказала: “Мы не знаем путей Его, где ещё есть такие же искренние души, которые так же нуждаются в помощи, поэтому если это и случится, то ты будь спокойна”. Пробыла у неё весь день до проверки, за это время я рассказала ей историю Иова и его надежду, как он сказал: “ А я знаю, Искупитель мой жив, иОн в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию; и я во плоти
моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его”.
“Таки ты, дорогая Нюсенька, – сказала я, – имей ту же надежду, что если мы и разлучимся здесь, то там в вечности вместе узрим Его, где уже никогда не будет ни болезни, ни смерти, ни разлуки, а лишь вечная радость”. При этих словах просветлело её лицо каким-то особым светом, и она села и говорит: “Мамочка! У меня уже ничего не болит. Давайте вместе помолимся”.

Сидя на топчане, так как это была палата больничная и были ещё тут больные, мы тихо совершили молитву вместе, и она радостными и благодарными глазами посмотрела на меня. “Мамочка! У меня есть к вам просьба”. И в это время, расстегнув наволочку, вытащила из подушки
и дала мне переписанный её рукой Великий План Спасения, объяснения пророчеств Даниила, которые нам папа передал и мы вместе
изучали. Она также сняла со своей шеи медальенчик, в котором было заложено письменное рукообщение, переданное для неё от папы.
 
светлячокДата: Понедельник, 21.10.2013, 15:33 | Сообщение # 30
модератор
Группа: Модераторы
Сообщений: 3011
Репутация: 2
Статус: Offline
Причина этого письменного рукообщения заключалась в том, что она весьма беспокоилась, что не имеет возможности быть оформленной в церковь через водное крещение.
Тогда папа в письме указал на тех искренних душ, которые шли на костры инквизиции, а другие, видя их твёрдость, и подражая их вере и мужеству, также шли на смерть без крещения, – и они также будут спасены. “Так и ты, дорогая сестра, считаясь с обстоятельствами, в которых невозможно это сделать, будь спокойна. Тебя также Отец примет в Свои обители”. Такими словами закончилось письмо папы к ней.

Тогда я спросила её: “Нюся! Почему ты всё это отдаешь мне?” Она сказала: “Я очень беспокоюсь, вдруг со мною случится, что я умру, а они будут смеяться над этими святыми словами”. И я, спрятав всё под одежду свою, попрощалась с неё. К этому времени пришла за мной дежурная, и Нюся ещё её упросила, чтобы она утром ещё привела меня к ней. Дежурная пообещала.

В пятницу утром я, выйдя к вахте, ожидала, пока кончится развод на работу за зону, а потом дежурная обещала меня повести в больницу к Нюсе. Открыли ворота лагеря, в первой колонне и в первом ряду вышла сестра Катя К. и, идя мимо вблизи окон больницы, крикнула ей: “Нюся! Сейчас придёт к тебе тётя Вера”. И она поворотила к ней лицо своё и улыбнулась радостной улыбкой, и в это же время скончалась.
Но эта улыбка радости и неземного счастья осталась и застыла на её лице. А больные в окно закричали: “Аня Мироняк умерла!”
Но Катя К. в это время уже прошла дальше в строю и не слышала этих слов о смерти. А мне больные в окно кричали: “Тётя Вера! Нюся умерла!” Это было для меня неожиданным ударом и печалью.
Кончился развод, и дежурная повела меня в палату. Нюся лежала с покрытым лицом. Я открыла и увидела эту улыбку, которая осталась у неё на лице. Я поцеловала её и сказала: “Спи, дорогая, до встречи!” Но это было для меня очень тяжело. Тут пришли и унесли её в морг, это такое помещение, где лежат мёртвые. А меня увели в зону.

Я зашла к начальнику, чтобы он разрешил взять её одежду из каптёрки и пойти омыть её тело и одеть её в её одежду. К этому времени привели заключённых на обед, и Катя К. была в их числе, и мы упросили начальника, чтобы он разрешил и ей помочь мне. И нас обоих увели туда. Мы омыли её и одели, а все больные и врачи наблюдали, что мы, субботницы, будем делать (так нас называли там).
Когда одели её, мы с Катей К. преклонили колени и громко стали, молясь, благодарить Отца Небесного за Его заботу о спасении её, и в молитве выразили надежду на встречу с ней там, где уже не будет ни болезни, ни смерти, ни разлуки.

Катю К. увели, а я ещё осталась. К этому времени пришла подвода с гробом за ней, и её положили в гроб и поставили на подводу, и я прошла некоторое расстояние, сопровождая гроб. Дежурная в это время сказала: “прощайся”, поцеловав её, я сказала: “Спи, дорогая, до встречи”.
И меня увели в зону.

За это время наша сестра Таня Балашова, собрав все продукты у всех наших, приготовила обед похоронный, и мы позвали тех, кто не получал посылок, принять участие в этой трапезе прощальной, оказав последнюю честь ушедшей в последний путь всей земли.
При обеде мы вспомнили её любимый псалом: “Отрекись, пожалей ты себя” (“Голос Горлицы”, 226).
И так предчувствие Нюси о скорой разлуке быстро исполнилось.

Её похоронили в пятницу, а в понедельник утром меня вызвали в спецчасть и объявили, что мне 13 ноября 1954 года из Москвы пришло освобождение. И в этот же день меня увезли в гостиницу, где я и пробыла несколько дней, пока начальство вызвало моих детей за мной,
так как одну меня нельзя было пускать в путь по причине слабого состояния здоровья.
За мною приехали Ревекка и Дина 20 ноября и увезли меня в Джамбул, где папа уже три недели был дома.
 
{Христианский форум "Верный свидетель" » Дух Пророчества » Проповеди В. Шелкова и труды Е.Вайт » ЛЕТОПИСЬ (Вера Шелкова.)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: